Для чтения  Среда, 19 Ноябрь 2014
Все началось с волшебного трамвая!

Все началось с волшебного трамвая!

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

ГЛАВА 3

ГЛАВА 4

 

Глава 1

Все началось с волшебного трамвая!

Они опять опаздывали!

- Вова, ну что ты еле идешь, я же так опоздаю на работу! – папа тянул изо всех сил маленького светловолосого мальчугана за руку.

Они выбежали из подъезда и направлялись к остановке трамвая. Вова зачарованно смотрел на трамвай, ожидающий их на остановке. Трамвай грелся в лучах августовского солнышка и напоминал какой-то персонаж одной из сказок, которые папа читал Вове на ночь.

- Нам опять везет, - проговорил папа. – Смотри, Вов, трамвай нас ждет, и это несмотря на то, что мы опять опаздываем!

- Пап, ну ты же не виноват, что не приспособлен к жизни, - проговорил мальчик, потирая ладошкой заспанные глаза.

- Вот те на, - папа даже притормозил свой бег, и Вова налетел на него. – Это я не приспособлен к жизни? Да, я уже большой, в отличие от некоторых!

- А из-за кого мы опаздываем? – не унимался Вова. - Вчера у тебя сгорела каша, и это даже хорошо, потому что такую кашу даже смешарики съесть не смогли бы. А позавчера, ты потерял мои носки, которые ты же и повесил на балкон после стирки.

- А сегодня я не виноват! – оправдываясь, торопливо проговорил папа. – Сегодня будильник звенел как-то тихо. И раз уж ты такой большой и приспособленный к жизни, почему его сам не услышал?

- Пап, мне шесть лет! Я уже взрослый! - Вова выпрямился, чуть выпятив грудь вперед, но тут же чуть потупившись, произнес:

- А, а, а будильник не услышал, потому что мне снился очень интересный сон!

- Какой еще сон, - потянул папа Вову дальше.

- Про вот этот трамвай! – Вова все сильнее упирался, так что папе не так уж и легко было его тащить. - Пап, а куда идут трамваи?

- Как куда? С начала по заданному маршруту, а потом в парк. Вовка, хватит упираться ногами, ну-ка закругляйся!

- Это как? Ты что хочешь, что бы я круглым стал? Как смешарики? - Вова встал как вкопанный и задрал голову, чтобы посмотреть на папу.

- А говоришь, умный! Закругляйся, значит заканчивай то, что делаешь. Ну, это такое выражение в русском языке. Вовка, трамвай вечно ждать не будет, давай быстрее.

- Нет, я хочу узнать, куда идут трамваи! Сегодня последний день, когда я у тебя, завтра приезжает мама из дома отдыха, и я тебя буду редко видеть, поэтому я решил, что мы с тобой сегодня вместе узнаем, куда уходят трамваи!

- Вов, миленький, а как же моя работа? – папа пришлось опуститься на колено возле сынишки, уж больно он был высок. – Если я не приду на работу, меня будут ругать и даже могут уволить!

- Папа, ты же великий строитель, так мама говорит, правда слабохарактерный, кто же тебя уволит?

- Как это слабохарактерный? Это мама говорит? Она что про меня говорит? А что она еще говорит?

Я тебе скажу, но только, когда мы поедем узнавать, куда же идут трамваи, - Вовка состроил такую довольную мину, на которой особенно выделялись хитрющие зеленые глаза.

Папа какое-то мгновение стоял, что-то прикидывая в голове, а потом вытащил телефон и набрал телефонный номер.

- Василий Петрович, я сегодня не смогу прийти на работу, у меня у сына проблемы, - папа картинно закатил глаза, а Вова запрыгал от радости.

- Ура! Ура! – закричал Вова и побежал к все еще ждущему трамваю. – Пап, посмотри, правда трамвай сказочный?

Как только они запрыгнули в трамвай, двери закрылись и трамвай тронулся в путь.

- Как то странно, - проговорил папа. - Как будто трамвай только нас и ждал.

Оказалось, что кроме Вовы с папой в трамвае никого не было. Вова выбрал место и уселся, похлопав ладошкой по соседнему сиденью. Папа сел рядом, смотря с улыбкой на Вову.

- Пап, а расскажи о своей работе!

- Зачем тебе?

- Как это зачем, - искренне удивился Вова. - Я тоже хочу, когда вырасту строить красивые дома!

- Вовка, я их не строю, - проговорил папа, взъерошив волосы сына. - Я проектирую дома. Я архитектор.

- А как это?- удивленно произнес Вова.

- Ну, вот смотри! – папа показал на дом, возле которого на светофоре остановился трамвай. – У каждого дома есть свой создатель, человек, который придумывает, каким будет дом, как он будет выглядеть, сколько у него этажей будет, сколько окон. Посмотри на этот дом. Видишь, какие у него большие окна? Создатель этого дома очень хотел, что бы в его доме было много света, он хотел впустить побольше солнца в каждую квартиру. А когда много солнца и света всегда легче дышится, хочется творить, а от этого, наверное, люди, живущие вместе, меньше ругаются и больше улыбаются.

Трамвай двинулся дальше, и Вова глубоко вздохнул, провожая взглядом дом с большими окнами.

- Как бы я хотел чтобы мы все: ты, мама и я жили бы в том доме! Тогда бы вы с мамой не поругались, - проговорил Вова, грустно улыбаюсь отцу. – И мы бы завели щенка!

- Так, так, так! Объясни-ка, молодой человек, почему это мама считает меня слабохарактерным, и почему ты так думаешь?

- Ну, вот вы с мамой поругались и теперь живете в разных местах, ведь не важно, кто первый начал, главное кто первым мириться придет! А ты не пришел, хотя я думаю, что именно мужчина должен первым мириться. Вот и мама так думает.

- Мама хочет, чтобы я пришел мириться?

- Я думаю, что да! Вот мы со Светкой в садике вчера так из-за паровозика поругались, что Светка мне этим паровозиком по голове настучала. Больно, знаешь, как было! А потом Светка дулась, потому что воспитательница ее наказала, а меня нет. Так вот, я первый пошел мириться! А значит, я не слабохарактерный, а совсем взрослый! Правда, если бы меня Ленка паровозом стукнула, я бы мириться не пошел. Пап, а мама для тебя как Светка или как Ленка?

Папе ничего не оставалось делать, как почесать затылок и задумчиво улыбнуться, подумав при этом, что иногда дети намного мудрее своих родителей, и надо к ним прислушиваться.

- Наверное, как Светка, - ответил папа.

- Это хорошо, значит, у меня есть надежда, - ответил довольно Вова и повернулся опять к окну.

- Надежда на что? – спросил папа.

Вовка опять состроил хитрую мордашку и произнес:

- Что если вы будете жить вместе, то мама не будет меня донимать разными наставлениями, ими она будет донимать тебя! Ой, папа, а расскажи про вот этот дом. – Они проезжали мимо безликой пятиэтажки. Почему у него такие маленькие окна и он какой-то грустный? Что, у него был плохой создатель? Он не хотел, что бы люди радовались?

- Нет, милый, просто этот дом построили в тот период, когда люди очень остро нуждались в жилье. Люди приезжали в города работать и жить, а вот жить то им было и негде. И чтобы как можно у большего количества людей была крыша над головой, и начали проектировать вот такие типовые безликие дома. В них мало места и мало света, но зато они строились быстро и стоили не много. И не смотря на все неудобства, люди были счастливы!

- Ух, ты! - удивленно произнес Вова. А расскажи вот об этом доме и вот о том!

Папа вдохновлено рассказывал о каждом доме, а Вова открывал для себя целый мир, который он наблюдал из окна городского трамвая. Он смеялся над папиными шутками и думал, что пусть папа и не умеет варить кашу, зато он самый лучший в мире! И он умеет рассказывать такие замечательные истории! И он придумывает замечательные дома!

- Что же это получается, - думал Вова. - Каждый дом – это интересная история, и если бы мы с папой не решили узнать, куда уходят трамваи, я бы и не узнал, что каждый дом – это чья-то мечта, чья-то выдумка? Вот, когда я вырасту, я придумаю такой дом, в котором все, все люди будут счастливы, и когда какой-то мальчик спросит своего папу о моем доме, то папа расскажет ему самую интересную историю, какую можно придумать, ведь мой дом будет самым красивым и самым удобным!

Трамвай стал замедлять ход и остановился на остановке. Двери открылись, и папа с Вовой выглянули в окно, что бы узнать, почему трамвай остановился, и увидели, что на остановке стояла семья. Папа с мамой громко ругались, а трое детей, понурив голову, стояли рядом, даже в трамвае было слышно, как папа кричал маме:

- Это не дети, а сплошной ужас. Что ты за мать, раз твои дети ни к чему не приучены и ведут себя просто ужасно!

- А ты – отец, и тебя совершенно не бывает дома, что бы заниматься с детьми и приучать их к порядку, поэтому ты не имеешь права кричать ни на меня, ни на них!

- Пап, а почему они ругаются, да еще так громко, да еще и при детях? – спросил Вова, обращаясь к папе. – Посмотри, дети еще же маленькие! Разве можно на таких кричать?

Трамвай стоял с распахнутыми дверьми, ожидая эту странную семью. А те все ругались и ругались.

- Вов, а давай их пригласим в наш трамвай? Мне кажется, я разгадал тайну этого трамвая. Он волшебный! – папа хитро прищурил глаза, довольный своей выдумкой.

- Я тоже так думаю, - расширив глаза, заулыбался Вова. – Он помогает людям, увидеть то, что они никогда бы не смогли увидеть, он приносит, как тот архитектор дома с большими окнами, свет и радость!

Вова вскочил с места и побежал к открытой двери.

- Сюда, скорее сюда! – закричал он, что есть мочи.

Дети, стоящие рядом с ругающимися родителями, услышав его слова, подняли головы и заинтересованно посмотрели на Вову.

- Быстрее заходите, этот трамвай волшебный!

Дети переглянулись и, не обращая внимания на продолжающих ругаться родителей, побежали к трамваю, толкаясь и шумя, решая, кто первым в него залезет. Первым в трамвай, изловчившись, залезла девочка лет семи, а за ней запрыгнули и двое ее младших братьев-близняшек, которым на вид было лет по пять. Они подбежали к Вове и стали усаживаться на соседнее сидение.

Вовин папа выглянул в окно, что бы посмотреть, как отреагировали родители детей. Те же, в свою очередь, перестали ругаться и замерли, открыв рот, наблюдая за действиями детей. Но вдруг очнувшись, побежали к закрывающимся дверям трамвая, сначала выкрикивая имена детей, а потом, начав махать руками водителю трамвая, требуя не уезжать и впустить их вовнутрь. Видимо немного подумав, и тем самым нагнав на горе-родителей страха, водитель трамвая открыл двери, и те очень проворно запрыгнули вовнутрь.

В трамвае на какое-то время воцарилась тишина. Вова с папой сидели на одной стороне трамвая, семья расположилась напротив.

- А почему ты сказал, что трамвай волшебный? – задала Вове вопрос девочка. - Из нутри он самый обыкновенный.

- Ты что не понимаешь, - важно произнес Вова. – Главное, не как выглядит трамвай, а что он показывает!

Вся семья как по команде уставилась в окно.

- Вон посмотрите, как папа ведет сынишку за руку, - папа с мамой вздохнули. - Видите, как мальчик идет? Его папе не приходится его, как вас тащить, и периодически отрывать то от деревьев, то от столбов, то еще от чего-нибудь, что вы решили разломать!

Дети неожиданно захихикали:

- Пап, мы же не ломаем, а изучаем! Оля говорит, что все предметы падают на землю одинаково, а мы ей не верим. Палка не может лететь вниз так же быстро, как камень!

- Может, может! Я в передаче смотрела, - закричала Оля. - А там ученый рассказывал про дядю, которому на голову яблоко упало!

Тут подключился Вовин папа и спросил девочку:

- Этого дядю Ньютоном зовут? Не правда ли? И я думаю, Оля говорит, про закон всемирного тяготения! Это один из самых главных законов в нашем мире! И ваша Оля права, но надо уточнить! Все тела падают с одинаковой скоростью в вакууме, т.е. если убрать весь воздух. С этой целью ученый Ньютон выкачал весь воздух из длинной стеклянной трубки и бросил сверху одновременно птичье перо и золотую монетку. И представляете, столь сильно различающиеся по своей плотности тела падали с одинаковой скоростью!

Дети сидели, раскрыв рот, родители тоже молчали, все внимательно слушали, что говорил Вовин папа. А папа стал рассказывать, как этому Ньютону на голову упало яблоко, и вот тогда он открыл закон всемирного тяготения.

- А кто может мне привести пример всемирного тяготения? – обратился Вовин папа ко всей компании.

И тут подал голос папа Оли:

- Земля притягивает Луну, поэтому она не улетает от Земли, а вращается вокруг нее.

- Правильно, - проговорил Вовин папа. - Теперь мы видим, в кого ваша дочь такая любознательная!

Олин папа как-то сразу выпрямился, и выражение гордости появилось на его лице.

- Моя дочь очень смышленая, хотя ей всего семь лет!

- А еще в той передаче рассказывали, что и Луна притягивает нашу Землю, - звонко произнесла Оля.

- Ну, ты врешь! - загалдели близнецы. - Олька – врушка!

- А вот и нет, - подала голос Олина мама. – Я это тоже знаю, мы в школе изучали. Поэтому-то закон и называется законом всемирного тяготения.

- Папа, а расскажи нам по подробнее про закон всемирного тяготения, - попросил Вова.

- Ну, все началось еще с времен, когда на свете жил замечательный ученый Галилео Галилей…

Трамвай без остановок двигался все дальше и дальше, а вся компания зачарованно слушала Вовиного папу, который рассказывая, энергично размахивал руками и даже припрыгивал. Детям это все очень нравилось, особенно близнецам, они забрались к своему папе на колени и обняли его за шею, с интересом слушая рассказ. А Вова, в который раз, подумал, как же хорошо, когда его папа рядом. И задумался о том, как же сделать так, что бы его мама и его папа опять стали жить вместе? Может желание загадать?

Трамвай стал замедлять ход и все, сидящие внутри дружно посмотрели в окна, чтобы понять, почему их трамвай останавливается.

На остановке стояла одинокая старушка. Она сильно горбилась, опираясь на палочку, и что-то искала в своей сумочке.

Дети как по команде вскочили и побежали к открывающимся дверям.

- Бабушка, бабушка, давайте скорее заходите!

Бабушка подняла голову, сощурив глаза.

- А это какой номер?

- Это очень счастливый трамвай и, видите, он Вас ждет! – закричал Вова громче всех.

- Ну, тогда, молодые люди, вы должны мне помочь, а то я совсем старенькая, и не могу сама забраться.

В ответ на эти слова вся честная компания выскочила из трамвая и за секунду занесла хрупкую бабульку вовнутрь, посадив ее напротив сидения Вовы и его папы.

- Ох, давно я не ощущала такого внимания! Спасибо, милые! Ну, и как вас зовут?

Дети на перебой стали выкрикивать свои имена довольные словами старушки. Бабулька была такой маленькой, что ее ноги, не доставая до пола, слегка покачивались в так движения трамвая. Ее аккуратный беретик с большой бамбушкой делал ее очень милой, а грустные глаза, вызвали желание задать вопросы.

- Бабуля, а куда вы направляетесь? – спросил участливо Вова.

- Да, никуда, - ответила старушка, залезая в сумку и доставая очки. – Идти мне некуда, но каждое утро я собираюсь и выхожу из дома, чтобы еще немного побыть с этим миром! В нем еще столько всего, что я не видела. Правда годы уже не те и сил нет, так что далеко я уйти не могу от дома. А сегодня решила, что сяду на трамвай и буду ездить по городу и смотреть, каким он стал. Ведь город теперь совсем другой, не тот, что был в дни моей юности!

- А мой папа, Виктор Александрович, - архитектор, он – создатель домов! – гордо произнес Вова.

- Да? – бабулька поправила очки и посмотрела на Вовиного папу.

- А наша мама – врач, она людям сердца новые делает! – закричали наперебой близнецы.

- Глупенькие, она не делает сердца, она их лечит! – улыбнулась братьям Оля.

- Ух, ты! – произнесла старушка. – А мое вот сердце все работает и работает, в то время, как все мои друзья и близкие уже ушли из этого мира. Иногда я его хвалю, а иногда ругаю.

- Почему, Вы ругаете свое сердце? Оно же может обидеться? – произнес один из близнецов, засунув при этом палец в рот.

- Ну, вот, у вас есть и мама, и папа – самые дорогие люди в этом мире, а у ваших мамы и папы есть вы! И это тоже самое дорогое для них в этом мире! А у меня нет никого, ради кого стоит жить. Я совершенно одна.

- А нас папа постоянно ругает, что бы мы не делали! – произнес один из близнецов, с опаской глядя на папу.

- А мои родители не живут вместе, они в разводе. Я вот сейчас гощу у папы, пока мама отдыхает в доме отдыха, но завтра приезжает мама, и я буду редко видеть папу, - очень грустно закончил Вова.

Старушка вдруг приосанилась, выпрямила спину и строго посмотрела сначала на Вовиного папу, а потом на папу детей и на маму.

Взрослые загалдели, наперебой оправдываясь, а старушка, преобразившись, продолжала буравить их взглядом.

- Вот это да, - растягивая слова, произнесла старушка. – Ну, это форменное безобразие. И если бы вы были в моем подчинении, я бы вам показала, где раки зимуют.

- А где раки зимуют? - спросили близнецы и Вовин голос тоже к ним присоединился, при этом их родителям стало как-то неуютно и они, как маленькие дети, заерзали на своих местах.

- Взрослые должны быть мудрыми и должны постоянно набираться этой мудрости. Вы ведь тоже были детьми и знаете обо всем, что волнует этих сорванцов, только забыли. Вам кажется, что вы стали слишком взрослыми, но загляните во внутрь себя. Вы – такие же дети, как и те, что сидят рядом.

- А вам дети, - старушка посмотрела по очереди на каждого из притихших детей. - Негоже доставать своих родителей всякими глупыми выдумками. А вы знаете, что во время войны дети вашего возраста наравне со взрослыми работали на военных заводах и изготавливали бомбы и снаряды, которые были нужны для защиты своей страны? Дети воевали вместе с партизанскими отрядами, обрабатывали землю, что бы собрать урожай и накормить тех, кто сражается на войне. Они страдали от холода и голода, но не сдавались. Из этих детей выросли замечательные люди, которые принесли много пользы своей стране!

- А Вы тоже были на войне? – спросила Оля.

- Да! Я воевала за свою страну! – бодро ответила старушка. - Ведь я, в прошлом, летчик-испытатель. Вся моя семья погибла в той войне.

Старушка загрустила и с тоской посмотрела в окно трамвая.

- Бабушка, а сколько Вам лет? – спросила мама близнецов.

- Ой, много. Мне девяносто три года. Я ведь в прошлом веке родилась. А когда началась Великая Отечественная война, мне было двадцать один год, и я уже тогда занималась в аэроклубе Осоавиахима наряду с другими юношами и девушками, увлеченными самолетами. Тогда добровольцев набирали через авиаклубы, вот так я и вступила в женский авиаполк и была направлена на войну. Я летала на разных самолетах во время войны, а после войны я испытывала совсем не приученные к человеческим рукам самолеты и помогала сделать их совсем ручными, вон как та собачка, сидящая на руках своего хозяина, - старушка, улыбаясь, показала рукой на окно.

Дети дружно засмеялись, т.к. сидящая на руках мальчика собачка, вдруг заерзала и спрыгнула на землю, побежав к кустику.

- А Вам было страшно на войне, ну, и когда приручали самолеты?- прошептал зачарованно Вова.

- А как же, как положено! Ведь не стыдно бояться, если умеешь преодолевать этот страх!

Мимо мерно движущегося трамвая спешили по своим делам люди, соревнуясь, на перегонки, проносились машины, а пассажиры этого необычного трамвая очарованно слушали рассказы милой старушки, когда-то легко управлявшей огромными самолетами своим твердым характером и хрупкими ручками.

- Я тоже хочу управлять самолетом, - проговорила Оля, когда старушка, немного устав, остановила свой рассказ. – Как Вы думаете, у меня получится?

Старушка оценивающе посмотрела на Олю, произнеся:

- А на что ты готова ради этого? Ты готова начать принимать мудрые решение, ты готова много читать и многому учиться? Ты готова взять ответственность за все свои действия и поступки? Ведь небо не подчинится слабым духом.

Девочка сначала робко, а потом решительно закивала головой.

- Нам это и папа с мамой каждый день говорят! Ведь этому всему можно научиться?

Старушка ласково посмотрела на детей и произнесла:

- Научиться можно всему, если захотеть, но и одного желания тоже мало. Надо спрашивать себя каждый день, что ты сделал, чтобы приблизиться к своей цели. Ну, может книжку прочитал, или подтягиваться научился, ну, или маму с папой сегодня слушал, потому что дисциплина в любом деле очень важна! Ну, что, обещаете маму и папу слушаться?

И Оля, и близнецы закивали головами:

- Обещаем, будем слушаться!

- Ну, а вы, мама с папой, обещаете научить своих детей всему тому, что они должны знать, чтобы стать сильными и храбрыми? Обещаете не ругать их по пустякам и приcлушиваться к ним?

- Обещаем, - прямо, как их дети, мама с папой закивали головами.

- Так, хорошо, - старушка развернулась к Вове и его папе. - А с вами, что делать? Так, когда ваша мама приезжает? Завтра?

- Да,- пришла Вовина и его папы очередь, закивать головами.

- Ну, что мне с вами делать? Хватит глупостями заниматься, надо мириться! Вы согласны, молодой человек? – старушка пристально посмотрела на Вовиного папу, ожидая ответа.

- А как? Я-то согласен, а вот Катя, что на это скажет, не знаю!

- Просто надо разработать стратегию, распределить роли, и приступить к выполнению, - принялась перечислять старушка, загибая при этом пальцы на руке. У кого есть какие предложения, как помирить маму и папу Вовы?

Первыми ответили близнецы.

- Надо подарить ей большое-большое мороженое! Девчонки любят мороженое! – засмеялись близнецы своей выдумке.

- Не так уж мы и любим мороженое, - возмутилась Оля. – Надо подарить ей книгу. Взрослые любят читать книги.

- Ха, ха, нужна кому-то книга, - опять не унимались близнецы. – Ей нужно подарить робота, который будет ей по дому помогать! Нашей бы маме такой!

- Ну, я не знаю, - проговорил папа близнецов.

- А может ей подарить вот такой букет цветов, - Вова растянул обе руки в сторону, на сколько смог. - Девчонки же любят цветы?

- А я думаю, - сказала мама детей. – Вы должны просто ей сказать, что Вам без нее очень плохо, что все время, что Вы живете без нее, Вы только о ней и думаете, потому что она самая замечательная, и Вы ее очень любите!

- Ах, - произнесла Оля. – Как красиво! Мамочка, ты у нас самая умная!

- А потом робота, - закричали близнецы.

- Нет, сначала цветы, потом признание, - вынесла свой вердикт бабуля. – А уж, потом и робота. Всем ставлю пятерки! Все молодцы!

Дети довольно запрыгали, а Вова громко крикнул:

- Я теперь знаю, куда идут трамваи!

Все затихли и посмотрели на счастливого Вову.

- Трамваи идут исполнять желания!

- А почему ты так думаешь? – спросила старушка.

- Я очень хотел, чтобы папа и мама - оба были вместе со мной, и появляетесь Вы и учите моего папу, как помириться с мамой! Но самые правильные слова нашла мама близнецов! Поэтому они тоже сели в наш трамвай! И Вы теперь, бабуля, не одиноки, Вы можете приходить к нам и рассказывать нам истории, а мой папа может Вам рассказывать про новые дома в этом городе! Он столько всего знает про дома!

- И к нам тоже приходите, - проговорил папа близнецов. – Этим сорванцам нужен пример для подражания, а наша Оля просто влюбилась в Вас. В общем, Вы – желанный гость в нашем доме!

- Хоть научите нашего папу терпению! – засмеялась мама детей, а папа заулыбался от этих слов и обнял маму за плечи.

Трамвай стал медленно останавливаться и Вовин папа сказал:

- Странно, но это наша остановка.

Он посмотрел на часы и сказал:

- Знаете, а уже пять часов вечера и, кажется, я очень, очень голоден.

- И я, и я, и я, - закричали дети. – Мы тоже проголодались!

- А я предлагаю вместе поужинать. У нас тут есть замечательная пиццерия и там подают очень вкусный кофе! Кто «ЗА»?

Все, включая бабульку, дружно подняли руки. Взрослые не спеша вышли из трамвая, а дети при этом несколько раз умудрились вылезти и влезть обратно в трамвай, создавая радостную суматоху.

- Папа, как ты был прав, сказав, что этот трамвай волшебный! - говоря это, Вова дергал папу за рукав. - Трамваю надо сказать спасибо!

Все дружно повернулись к трамваю и замерли, открыв рот. Их трамвай, несколько раз прозвенев на прощание, медленно растворился в воздухе. Первым опомнился Вова, он замахал рукой и прокричал, растворяющемуся в воздухе трамваю:

- Спасибо тебе, волшебный трамвай! Мы тебя никогда не забудем!

Все остальные тоже опомнившись, стали произносить слова благодарности!

- Вот это да! – произнес папа близнецов. - Кому рассказать, не поверят! Так, и где тут ваша пиццерия! А может и она волшебная?

- Ура, волшебная, волшебная! – кричали дети, кружась возле родителей.

Когда они все уселись за стол, папа близнецов произнес:

- Думаю, надо познакомиться по-настоящему. Меня зовут Николай!

- А я - Виктор!

- А я - Люба!

- А мы - Васька и Петька!

- А я - Оля!

- А я – Вова!

- Ну, а я - Татьяна Матвеевна! И думаю, праздничный ужин в честь нашего знакомства можно начинать!

Они сидели и радостно о чем-то разговаривали, как будто были знакомы очень давно, и каждый рассказывал интересные истории из своей жизни. А счастливый Вова мечтал, как завтра утром они вместе с папой встретят маму с самолета, и папа, подарив маме букет цветов, встанет на одно колено и скажет те самые замечательные слова. А мама сразу же поймет, что папа не слабохарактерный, а самый-самый лучший в мире!

 

Глава 2

Как новые Вовины друзья помогали помирить папу и маму.

Всю ночь Вове снился волшебный трамвай, который подарил ему столько друзей! Например, Васька с Петькой – это просто чудо! Они умудрились рассказать Вове за время пребывания в пиццерии так много историй о том, что они вытворяют в садике, и как доводят этим нянечку и воспитателей! Вова бы никогда на такое не осмелился. Иначе он бы пожизненно стоял в углу, потому что его мама была ни сколько строгая, а сколько принципиальная. Если уж что обещала, то обязательно выполняла. А уж за такие проделки, точно бы мама поставила Вову в угол.

Об этом Вова и сказал озорным близнецам, а те, удивившись, спросили:

- А разве мамы могут быть такими? Вот наша мама нам все позволяет! Она говорит, что надо наиграться и набаловаться в детстве, чтобы, когда вырастем, стать серьезными людьми! Правда, за нянечку и воспитателей нас лупцует папа, но мы на него не обижаемся!

Вова лежал в кровати и ждал, когда прозвонит будильник. Сегодня приезжает мама и нужно очень постараться, чтобы она простила папу. Татьяна Матвеевна – такая славная бабулька! Она разработала план примирения, раздала всем роли и объяснила, что должен делать каждый, чтобы помочь Вове и Вовиному папе. Дольше всего она гоняла папу Вовы, заставляя того приседать на одно колено. Это так комично выглядело, что Петька с Васькой в промежутках между рассказами о своих проделках весело смеялись, раз за разом повторяя, как дядя Витя упал от усердия.

«Великий план» заключался в том, что Виктор, Вовин папа, должен за несколько минут продемонстрировать Вовиной маме все качества, которые женщины хотят видеть в мужчинах. Ольга Матвеевна вместе с Любой, мамой близнецов, составили список мужских качеств прямо на салфетках пиццерии, бумаги-то у них не было, а потом зачитали их вслух.

- Что же там было написано? – напряг память Вова. – Кажется вот это:

-уметь быстро принимать решения,
- брать на себя ответственность,
- быть сильным и смелым,
-быть внимательным и делать комплименты,
-заботиться о семье,
-держать свои обещания,
-не сидеть все свободное время у телевизора,
-выносить мусор,
-хотя бы иногда мыть посуду,
-уметь постирать свои носки,
-обязательно чистить зубы или жевать после еды жевательную резинку.

Больше Вова, к сожалению, вспомнить ничего не мог, как не пытался. А того, что вспомнил, он считал и так много.

- Как эти женщины все могут запутать! – возмутился он. – Я думал, извинения и букета цветов достаточно. А им тут и посуду мой, и мусор выноси, а уж зубы-то чистить зачем? И как папа маме в аэропорту сможет показать, что он мусор с удовольствием выносит и посуду моет?

Прозвенел будильник. Вова услышал, как папа в соседней комнате забегал туда-сюда, что-то постоянно роняя и причитая:

- Ой, не знаю, все ли получится. Ой, я все забыл! Вовка, где «великий план»? Куда я его дел?

- Ты его вчера под подушку положил. Вспомнил? – на ходу одеваясь, кричал Вова, направляясь в папину комнату. Ты говорил, что если он будет лежать под подушкой, то за ночь в голове все уляжется, и ты ничего не забудешь.

Папа схватил подушку и увидел лежащую салфетку с планом. Он сел на кровать и стал перечитывать, все, что там было написано.

- Вов, а если ничего не получится и мама не захочет мириться?

- Так, папа, - нравоучительным голосом, подражая взрослым, начал Вова. - Татьяна Матвеевна говорила, что ты утром можешь удариться в панику, и тогда я тебе должен напомнить, что у нас очень хороший план, а самое главное, что ты сам очень, очень хороший, и мама обязательно это поймет! А Татьяна Матвеевна никогда не ошибается! А еще она сказала, что ты – мужчина, а мужчина должен быть упорным, настойчивым и бесстрашным!

- Ну, если Татьяна Матвеевна говорит, что все будет хорошо, то и мне нужно перестать паниковать и взять себя в руки! Так, Вова, что там у нас по плану? – папа энергично вскочил с кровати и продолжил одеваться.

- Через двадцать минут мы должны выйти из дома и поехать в аэропорт. В одиннадцать часов мы встречаемся со всеми нашими друзьями, репетируем уже все на месте и ждем маминого прилета!

- Вов, и откуда ты у меня такой умный? – ласково улыбнулся папа. – Пошли делать яичницу с ветчиной. Ты против яичницы ничего не имеешь?

- Нет, яичница – это единственное, что ты умеешь готовить. Кстати, я вспомнил еще одно качество настоящего мужчины, - проговорил Вова, доставая сковороду из шкафа и подавая папе. – Мужчина должен уметь готовить! Помнишь, Татьяна Матвеевна рассказывала, что на войне почти все повара были мужчины? И все самые главные повара в ресторанах тоже мужчины. Забыл только, как они правильно называются.

- Шев-повар! Вот как, - папа раскладывал ароматную яичницу на две тарелки.

- Ух, ты, вкуснятина! Пап, тебя бы только из-за яичницы можно было бы взять шеф-поваром в ресторан! – Вова, облизываясь, придвинул к себе тарелку и начал жадно засовывать ароматные кусочки в рот.

- Все, Вовка, закругляйся, время уже, - проговорил папа, посмотрев на часы. – Не опоздать бы!

- Вот бы у нас была машина! – мечтательно произнес Вова. - Мы бы сели и поехали! Тогда бы точно не опоздали.

- Вов, ты же знаешь, почему у нас нет машины.

- Пап, а как ты думаешь, настоящий мужчина должен уметь ездить на машине? – Вова хитро сощурил глаза. – Наверное, маме бы это понравилось!

Папа закатил глаза и произнес:

- Ну, ты и хитрюга! Но ты опять прав! Но это ведь страшно!

- Пап, Татьяна Матвеевна самолеты в воздух поднимала! Это тебе не на колесах по земле ездить. А ты боишься! А давай, ее попросим тебя научить?

- Да, я со стыда сгорю! – возмутился папа. - Не, уж, я сам!

- А меня научишь, когда сам научишься?

- Конечно, я же твой папа и обязан тебя всему научить, что знаю сам! - папа принял важный вид, а потом, спохватившись, стал подгонять Вову, что бы тот быстрее завязывал шнурки. – Вот, ведь шнурки научил тебя завязывать? Еще немного сноровки и будешь самым быстрым завязывателем шнурков!

- Ага, как Светка! Она у нас в группе быстрее всех шнурки завязывает.

Ровно в одиннадцать часов папа с Вовой были в аэропорту Домодедово. Первыми они увидели близнецов, те бегали вокруг взрослых и громко смеялись.

- Ура, - закричали близнецы, заметив Вову с папой и запрыгали от радости.

Вова был рад увидеть всех снова. Он подбежал к Татьяне Матвеевне и с чувством ее обнял. Николай и Люба тоже раскрыли объятия, и Вова получил еще две порции любви и тепла. Тут подоспел и Вовин папа, улыбаясь и протягивая руку Николаю, а потом обнимая по очереди Татьяну Матвеевну, Любу и Олю.

- Рад всех видеть, и большое спасибо, что согласились мне помочь! – разводя руками и пожимая плечами, сказал папа.

- Не знаю, зачем мама с папой этих сорванцов взяли, они же все могут испортить! – пожаловалась Оля.

- Это мы-то все испортим? Да мы прирожденные артисты, - пропел Васька. – Вот смотрите, что мы умеем.

Васька встал на руки, а Петька схватил его за ноги, и, смеясь, понеслись мимо стоящих взрослых. Оля при этом комично скорчила личико, разведя руками и качая головой, как бы говоря всем: «Я же вам говорила».

- Петенька, Васенька, а как этот акробатический этюд нам может помочь? – спросила, улыбаясь, Татьяна Матвеевна.

- Да, вы что не понимаете? Мы же можем отвлечь внимание кого угодно. Вдруг у дяди Вити, что-то не так пойдет, а мы тут как тут. И все на нас будут смотреть, а не на дядю Витю.

- Ай, да молодцы, дети! Ставлю вам по пятерке! – проговорила довольная Татьяна Матвеевна.

Старушка сегодня выглядела моложе чем вчера: щеки покрылись румянцем, глаза озорно горели. Видно было, что ей все это доставляло удовольствие. Потерев довольно руки, она произнесла:

- Давайте еще раз отрепетируем свои роли. Итак, первым вступает в действие Виктор…

Наконец, объявили посадку маминого рейса. И тут папа не выдержал и опять запаниковал, но его быстро привел в чувство Николай, положив руку на плечо и прошептав на ухо:

- Вить, а ну ее, эту твою Катю. Сегодня футбол по телевизору. Мы с тобой сядем и будем его смотреть весь вечер, завтра еще что-нибудь посмотрим и еще, и никаких проблем! Ни тебе мусор выносить, ни тебе посуду мыть! Правда, здорово!

- Футбол! – растерялся Вовин папа. – Не понял.

- Что тут не понимать? Футбол, футбол до самой старости и никаких хлопот! – засмеялся папа близнецов.

- Ты смеешься надо мной? Правда? – вдруг понял Виктор и тоже улыбнулся. – Нет уж, такая перспектива мне не нравится. Я хочу жить с Катей и Вовкой, а не с телевизором!

- Ну, а если не с телевизором, так дерзай. Мы ведь здесь, и мы тебе поможем! Держи! – Николай передал Вовиному папе большой букет цветов, который они вместе с Любой купили для Виктора.

Возле зоны прилета толпилось много народа. Вовин папа стоял, держа в одной руке букет цветов, а в другой крепко сжимая руку сына, и внимательно разглядывал всех прилетевших, направляющихся в их сторону. Вова слегка морщился, но руку не убирал, он понимал, в каком состоянии сейчас находится папа и стойко выносил такое сильное папино рукопожатие. Вова думал о том, что тем самым он не только помогает папе, но так же помогает и маме, а еще это означало, что он, Вова, – настоящий мужчина!

Но вот, наконец, показалась и мама. Она направлялась к выходу стремительной походкой, держа за ручку большой чемодан на колесиках. А это означало, что их «великий план» начал стремительно воплощаться в жизнь.

Как только мама вышла из зоны прилета и прошла ровно пять шагов, на глазах у всех встречающих произошло неожиданное событие, неожиданное, как оказалось, и для наших заговорщиков.

Маленький мальчик со всего разбега вдруг заскользил по полу по направлению к Вовиной маме, и, споткнувшись, полетел прямо к ней под ноги, сбив маму с ног. Мама не удержалась на ногах и, замахав свободной рукой, вторая продолжала крепко держать чемодан, стала заваливаться на Ваську, т.к. это был именно он. Папа Вовы, быстро сообразив, что надо делать, бросил букет в сторону и кинулся навстречу маме, крепко ее схватив и прижав к себе на мгновение, после чего, поняв, что мама обрела равновесие, выпустил ее и бросился к мальчугану, который лежал на полу и громко стонал. Тут откуда не возьмись, появилась точная копия упавшего мальчугана и стала причитать во весь голос:

- Тетенька, что Вы наделали? Вы убили моего брата! А-а-а-а-а!

В этот момент к ним подлетела женщина и набросилась на маму Вовы с криком:
- Что это Вы себе тут позволяете? Что Вы сделали с моим сыном? Где у вас глаза? Какая бессердечность!

Она опустилась на колени рядом с Васькой и папой Вовы, который прощупывал тело мальчика.

- Васенька, миленький, c тобой все в порядке? Где болит, сынок? – закричала она.

- С ним все в порядке. Переломов нет, просто легкий шок, - проговорил Вовин папа, беря мальчика на руки. - Его надо куда-нибудь положить.

Толпа зевак продолжала, разинув рты, наблюдать за происходящим, в то время как Виктор отнес мальчика к рядам сидений и громко произнес:

- Прошу освободить место для ребенка.

Несколько человек встали со своих мест, и Вовин папа положил Ваську на сидения.

- Дайте, дайте мне послушать его сердце, - взмолилась Васкина мама и, отодвинув в сторону Виктора, припала ухом к груди мальчика.

Вовина же мама стояла поодаль и плакала, заламывая руки. Вова стоял рядом и гладил маму по руке. Он, конечно, очень соскучился по маме, но Ваську ему тоже было жалко. Откуда он взялся? Почему он оказался у мамы под ногами? В «великом плане» у Васьки не было роли!

Тут подошла энергичная бабулька и звонко произнесла, обращаясь к Вовиной маме:

- Что же Вы, милочка, такая неуклюжая? Дети, есть дети, всегда надо быть готовой с ними ко всему. Или вы настолько высоко себя оцениваете, что уже вниз и не смотрите? Я вот тут чей-то букет нашла, кажется это Ваш, молодой человек? – бабулька обратилась к Вовиному папе и подмигнула ему. – Вы его кому-то хотели подарить?

Вовин папа посмотрел на букет и взял его в руки.

- Я хотел его подарить самой лучшей женщине в мире, но тут такое случилось… Катя, - обратился он к Вовиной маме. – Это тебе!

А потом он склонился над мальчиком и спросил его маму:

- Как Вы думаете, врач нужен?

- Нет, он просто без сознания, видимо, это состояние вызвано шоком. С ним будет все хорошо.

- Думаю, надо поймать такси и отправить Вас домой, как Вы считаете? Катя, подождите меня здесь, - проговорил Вовин папа и, подхватив лежащего мальчугана на руки, отправился к выходу из аэропорта.

Мама мальчика и его брат пошли следом, а бабулька продолжала стоять возле Вовы и Вовиной мамы, которая с недоумением разглядывала букет у нее в руках.

- Вот это настоящий мужчина! Да, таких еще поискать: решительный, смелый, умеющий принимать решения! Эх, где мои годы! – бабулька улыбнулась, многозначительно глядя на Вову, слегка приподняв брови.

- Да, - произнес Вова, вспоминая свою роль в «великом плане». – Мой папа такой молодец! А знаете, какую он вкусную яичницу готовит? Пальчики оближешь! А сегодня, вот, он мою маму и мальчика спас. Чтобы было с ними, если бы не папа?

- Да, уж! – вздохнули все трое.

- Какие красивые цветы! - подала голос Вовина мама. – Вы слышали, что он сказал? Я самая лучшая в мире?

- Да, милочка, именно так и сказал! – проговорила бабулька. – Вы его жена?

- Мы в разводе, - как-то грустно пожала плечами Вовина мама. - А это наш сын, Вова.

- Ну, я думаю, Ваш муж очень к Вам хорошо относится, и он очень решительный мужчина. Так почему бы Вам, как женщине, не проявить мудрость и не постараться начать все сначала?

- Я-то ведь не против, только вот, что Витя скажет? – слегка покраснев, проговорила мама.

- Мне кажется, мам, папа тоже очень хочет, чтобы мы все были вместе. Он постоянно о тебе расспрашивал.

- Правда?

Тут показался папа, который почему-то улыбался.

- Виктор, что случилось, почему ты улыбаешься? – спросила его мама.

- Просто сейчас этот сорванец козликом скачет от своего папы, т.к. тот обещает выпороть его ремнем, когда они приедут домой. А сорванец хохочет. Представляете, хохочет!

- Да, чудеса! Но чудеса случаются, если в них верить и очень сильно чего-то захотеть. Видимо этот мальчик очень хотел кому-то помочь, - произнесла бабулька, многозначительно посмотрев на Вову и его папу.

Те кивнули головами и улыбнулись в ответ.

- Да, иногда, ради близких или друзей совершаешь поистине героические поступки, которые на первый взгляд кажутся совсем безумными.

Глава 3

В которой Вовка ощущает себя самым счастливым человеком на всем белом свете!

Вова был счастлив! Он сидел на подоконнике и смотрел через окно во двор. На улице шел грибной дождь, а грибной он потому, как правильно рассудил Вова, что во все небо сияла радуга. Вова слышал не раз от взрослых, когда во время дождя появлялась радуга, что идет грибной дождь. И маленьким он думал, что во время такого дождя с неба должны падать грибы, и поднимал глаза, что бы их увидеть! А грибы все не падали и не падали! И даже сейчас, став совсем взрослым, а ведь ему уже шесть лет, он все еще не понимал, почему дождь называют грибным.

Вова стал считать капельки на стекле, потому что ему казалось, что так быстрее наступит два часа дня, а это значит, что они с мамой и папой пойдут в планетарий!

После того, как они с папой и их новыми друзьями встретили маму в аэропорту, мама стала звонить папе по любому поводу. Сначала она позвонила ему и спросила, сколько времени цветы находились без воды. Объясняя свой звонок тем, что так она сможет что-то предпринять, чтобы помочь им продержаться в вазе как можно дольше. А потом она позвонила папе и спросила его, почему кран издает такие странные звуки, и что ей с краном делать. В тот же день пришел папа и починил кран, а мама сказала, что у него золотые руки. А потом они всей семьей ужинали, и папа очень громко восхищался мамиными кулинарными способностями. А вчера позвонил папа и пригласил маму сходить всем вместе в планетарий, а мама сказала, что она давно не была в планетарии и очень, очень хочет посмотреть на небо в телескоп!

Дождик кончился, когда Вова насчитал семьдесят капель и одиннадцать ворон. Вова гордился тем, что умел считать! Он мог посчитать, сколько машин стояло в пробке на улице, сколько ворон сидело на соседнем дереве и сколько детей гуляло во дворе. А еще папа научил Вову понимать часы. Теперь Вова разбирался в том, что показывали эти две хитрые стрелки часов. Короткая стрелка прилипла к цифре два, и совсем скоро длинная стрелка дойдет до цифры двенадцать, и это будет означать ровно два часа!

Вова, наконец-то, увидел в окно, как папа уверенной походкой направлялся к подъезду.

- Мама, - прокричал Вова. – Папа идет!

- Как? Уже? – мама забегала по своей комнате. – Он слишком рано пришел, у меня совсем не осталось времени собраться!

- Мама, уже ровно два часа дня! – закричал радостно Вова. – И папа пришел вовремя, а ты – капуша! Сколько раз ты правый глаз красила? Вот! Три раза! Нет уж, если Светка Озеркина тоже будет красить глаза по три раза, я на ней тогда точно не женюсь!

- Вов, ты что, еще не передумал жениться на Светке? – улыбаясь, заглянула в комнату мама. – А помнишь, в четыре года ты решил жениться на воспитательнице Тамаре Николаевне?

- Тоже мне, нашла, что вспомнить! Тамара Николаевна выше меня ростом. А женщина не должна быть выше мужчины, - важно проговорил Вова.

- Это еще что за предрассудки? – проговорила мама и побежала открывать папе дверь. – Я слышу. Виктор, не ломай звонок!

- Катя, звонок надо починить, - проговорил папа, заходя в квартиру. - Меня сейчас током так ударило!

- Мне Васька с Петькой говорили, что когда сильно током ударяет, то волосы дыбом встают, а у тебя, папа, волосы не стоят дыбом, - засмеялся Вова, прижимаясь к папе и обнимая.

- Что за Петька с Васькой? – проговорила мама, обращаясь к папе. – Только и слышу про них: Васька то, Петька это! И кто такая Татьяна Матвеевна? Судя по Вовкиным словам, ну, просто Божество в юбке.

Папа улыбнулся, взъерошив Вове волосы и, подмигнув тому, произнес:

- Думаю, ты скоро с ними познакомишься! Татьяна Матвеевна – легендарная личность, летчик-испытатель, между прочим!

- Так, и сколько же ей лет? – мама надула губки и, чуть сдвинув брови, посмотрела на папу.

- Дай-ка припомнить, - хитро сощурив глаза, проговорил задумчиво папа. - Глаза у нее зеленые, осанка статная, а улыбка…

Папа не успел закончить фразу, потому что мама, проходя мимо, толкнула его так, что он не удержался и навалился на стену.

- Мама, Татьяне Матвеевне девяносто два года! Она очень умная и храбрая, а еще она все, все знает на свете, потому что очень много книг прочитала!

Мама чуть виновато улыбнулась, глядя на папу.

- Здорово, так кто же она вам?

- Она – наш друг, - хором произнесли папа и Вова.

Когда Вова с мамой и папой вышли из дома и направились к остановке трамвая, Вова побежал вперед и, добежав до трамвая, стоящего на остановке, поглядел на папу и покачал головой.

- Опять не тот. Пап, а как ты думаешь, мы увидим еще раз наш волшебный трамвай?

- Думаю, что обязательно увидим, - проговорил папа, подсаживая Вову и помогая маме, забраться в трамвай.

- Пап, а расскажи, что такое планетарий, и что мы там будем делать?

- Уж, не знаю, получится ли рассказ, когда висишь тут на одной ноге. Посмотри, народу-то сколько в трамвае. И куда они все едут в субботу?

- А может, они тоже едут в планетарий? – проговорил Вова, разглядывая пассажиров трамвая. – Ну, пап, расскажи!

- Ну, что тебе сказать? Планетарий – это такое интересное место, в котором можно увидеть вблизи небесную сферу со звёздами, планетами, спутниками, кометами и метеорами. И делает все это возможным специальный прибор «Планетарий». Ну, а чтобы детям было интересно, демонстрация звездного неба сопровождается интересными рассказами по астрономии и космонавтике.

- Ух, ты! – обрадовался Вова. – Пап, а что такое комета и метеор?

- Знаешь, Вов, в космосе много жителей, так вот комета – один из самых интересных, потому что у нее есть хвост!

- А откуда у нее хвост? – удивился Вова.

- Когда комета летит в холодном космосе, она похожа на бесформенный кусок льда, а вот когда подлетает все ближе к какой-нибудь звезде, начинает таять и становится больше похожей на туманное облако с хвостом из газа и пыли. В общем, в планетарии вам все расскажут, ну, а уж если тогда непонятно будет, я тебе все объясню.

- Хорошо, пап. А что такое метеор? – опять задал вопрос Вова.

- Вовка, мы же договорились!

- Ну, только про метеор! Папочка, ну, пожалуйста! – законючил Вова.

- Ладно, - сдался папа. – Только вот объяснить про метеоры не так просто, как про комету.

- Это почему?

- Ну, хорошо, давай попробую. В космосе, как я уже сказал, много жителей. Так вот есть жители, которые представляют собой твердые тела разных размеров, летящих с разными скоростями. Если такой житель залетает в атмосферу Земли, наша атмосфера его так просто не пропускает, заставляет снизить скорость, при этом космический житель сильно нагревается и начинает светиться. И если бы мы ночью, в этот момент стояли и смотрели на небо, то увидели бы светящийся след при его падении. Некоторые люди, когда видят такое, говорят, что это падает звезда. А вот если этот космический житель все же долетит до поверхности Земли, не сгорев до конца, то тогда его за храбрость называют метеоритом.

- Папа, а что такое, - Вовка собирался задать папе еще кучу вопросов, так как ему стало интересно, кто еще живет в космосе, и на кого они похожи.

- Все, Вова, - перебил его папа. – Сначала идем в планетарий, а потом ты будешь задавать мне вопросы.

Вова не сильно расстроился, что папа не все ему сейчас рассказал. Он уже фантазировал, что поднимется в небо на космическом корабле и сам все это увидит! Ведь берут же в космос пассажиров! А когда Вова подрастет, то в космос уже на трамваях будут ездить, вот тогда он увидит и метеоры, и кометы и всех-всех космических жителей.

- Пап, а может мне космонавтом стать? – задумчиво проговорил Вова.

- Ну, чтобы стать космонавтом, нужно по математике иметь твердую пятерку, а так же и по другим предметам, - наконец-то решила поучаствовать в разговоре и мама. - А вообще, мы уже приехали.

Мама взяла Вову за руку, и они пошли по дорожке, ведущей к планетарию. У входа в планетарий стояло много людей, видимо тоже желающих узнать про космических жителей. Вова начал крутить головой, чтобы все хорошенько рассмотреть, и тут он услышал крик:

- Чьи это дети! Они же сейчас уронят спускаемый аппарат корабля «Восток»! – женский голос срывался на визг. - Где ваши родители? Мальчик, не-е-е-ет!

Вовка, что есть мочи, стал протискиваться сквозь толпу людей, стоящих у входа, и увидел тех, кого именно и ожидал увидеть, тех по кому уже успел очень соскучиться. То, что он увидел, привело его в неописуемый восторг: Васька, наполовину скрывшийся в какой-то металлической большой круглой штуковине, крепко держался там за какие-то провода, на его ногах, торчавших из этой штуковины, крепко вцепившись, повис Петька, а Петьку тянула изо всех сил какая-то женщина, крепко вцепившись тому в ноги. Еще чуть-чуть и вся конструкция, стоящая на небольшой металлической подставке, стала накреняться, а круглая штуковина, в которой застрял Васька, грозилась уже упасть на плиточный пол. Вова, не долго думая, подскочил к женщине, тянувшей Петьку за ноги и стал толкать ее вперед тоже крича:

-Тетенька, отпустите Петьке ноги, сейчас же все упадет.

Но все получилось совсем не так, как рассчитывал Вова. Женщина, видимо вняв Вовкиным мольбам, резко отпустила Петькины ноги и, потеряв равновесие, упала на Вову. А в это время круглая штуковина, в которой застряли Васька и Петька, со скрежетом вырвав проржавевшие болты, покатилась в сторону людей, с раскрытыми ртами наблюдавшими за происходящим. И тут началось! Люди визжали, разбегаясь в разные стороны, освобождая дорогу легендарному космическому путешественнику. А Вовке было досадно, потому как он ничего не видел, прижатый тушей упавшей на него женщины. Только думал, что когда вырастет, никогда не женится на такой толстушке, ведь он ее никогда на руки не сможет поднять, а именно это качество, как считал Вовка, было самым ценным в мужчинах, потому как мама всегда говорила Вове, когда вспоминала папу:

- Вон другие мужчины своих жен на руках носят, а у Виктора кишка тонка.

А Вовка думал, что у папы кишка не тонкая, просто ему мышцы надо подкачать. А папа как-то на такое замечание ответил маме, что он - архитектор, а не грузчик, и если бы мама поменьше по телевизору сериалы смотрела, то это бы не утяжеляло мамин мозг, может тогда папа бы ее и смог на руках носить. Вот именно после таких слов мама рассердилась на папу, и теперь они живут врозь. Вовка вздохнул и, что есть мочи, стал выкарапкиваться из под зовущей на помощь вредной женщины. Ведь она может быть повинна в гибели его друзей! Слава Богу, кто-то помог поднять ее на ноги, и Вовка увидел комическую картину. Круглый шар катился по асфальту, преследуя разбегающихся и визжащих людей, а в нем виднелись страшно довольные мордашки обоих близнецов, которые постоянно стукались друг об друга, приходя от этого в неописуемый восторг.

- Вот это приключение, - вздохнул Вова, страшно завидуя своим друзьям. – Я бы за такое всю бы коллекцию машинок подарил. Эх!

Вова был восхищен действиями близнецов. Как здорово, думал Вова, что именно они стали его друзьями. В детском садике всегда было немного скучновато, никто из детей в Вовиной группе не осмеливался на такие приключения, а Васька с Петькой – это что-то!

- Боже, они же могут погибнуть! – услышал Вова испуганный шепот рядом стоящей женщины.

- Как погибнуть? – Вова посмотрел сначала женщину, закрывшую от испуга лицо руками, а потом на движущийся шар. - Ой, надо как-то помочь ребятам!

Вова стал протискиваться к папе сквозь толпу, крича:

- Папа, надо помочь Ваське с Петькой. Сделай что-нибудь! Они же могут погибнуть!

Вовин папа стоял, замерев, с приоткрытым ртом, глазами сопровождая движущийся шар. Но Вовкин крик вывел его из ступора, и он стал лихорадочно оглядываться по сторонам в поисках решения. Тут, как по волшебству, рядом с Вовой и его папой возникла Татьяна Матвеевна и, направив свою клюшку на что-то, что Вова из-за своего роста не разглядел, властно произнесла:

- Виктор, это должно помочь. Ты справишься. Давай только побыстрее, сынок.

Папа рванул с места, прорываясь сквозь гудящую толпу, ворча себе под нос:

- Боже, эти сорванцы перешли все границы! Надеюсь, Николай отлупцует их так, чтобы знали, куда можно лезть, а куда нет. И я был в детстве не подарком, но чтобы такое…

- Да, уж, - покачала головой Татьяна Матвеевна. - Хорошо еще спускаемый аппарат выбрал такую траекторию движения, а не прямиком направился по аллее к дороге, полной машин. Что бы тогда стало с детьми, ведь сейчас на дороге час пик! Вон смотри, машин то сколько едет!

- Татьяна Матвеевна, что же теперь делать-то, - захныкал Вова. – И что если шар покатится к дороге?

- Не волнуйся, - Татьяна Матвеевна ласково погладила Вову по голове. - Твой папа не подведет. В данной ситуации может справиться только человек с рациональным мышлением, умеющий все рассчитывать. А кто, как не твой папа, это сможет сделать? Он же архитектор, он все правильно рассчитает. Просто наберись терпения.

Вова увидел, как папа и еще один мужчина в спецодежде планетария, о чем-то быстро переговорив, бросились к каким-то штуковинам в виде металлических сеток на ножках, стоящих рядышком, почти прижавшись друг к другу.

- Татьяна Матвеевна, что это такое? – спросил Вова.

- Это металлические ограждения, ими обычно ограждают территорию, когда проводятся ремонтные работы.

В это время папа и мужчина схватили по такому ограждению и потащили их навстречу космическому путешественнику. Папа бросил ограждение прямо перед катящимся шаром, а мужчина, когда шар, закатившись на эту штуковину, остановился и решил направиться в обратную сторону, бросил ограждение сзади шара. Шар поколебался, катиться ли ему вперед или назад, и решил остановиться. Тут из проема шара показались две счастливые мордашки и радостно заголосили:

- Вы видели, вы видели, мы теперь тоже космические путешественники! – и как ни в чем не бывало, близнецы выбрались из аппарата и поскакали навстречу Володе.

Вова, мгновенно забыв, что еще несколько минут назад его друзья могли погибнуть, врезавшись на скорости в гущу машин на проезжей части, стал их обнимать, восторгаясь ими и немножко завидуя тому, что его не было рядом с ними. Правда, через несколько минут он уже не так хотел быть космическим путешественником, когда папа близнецов, что есть мочи, лупцевал тех ремнем на глазах у публики.

- А если бы аппарат на дорогу вылетел? – между шлепками приговаривал папа близнецов. – А если бы вас машиной в лепешку раздавило? Посмотрите вон туда и теперь оцените опасность того, что могло произойти.

Видимо, наконец-то, до ребят дошло, что вколачивал в них папа, потому как, посмотрев туда, куда показывал папа, на их мордашках появился испуг. Они посмотрели жалобно на Татьяну Матвеевну, но та сурово посмотрела в ответ и покачала головой. А мама близнецов стояла рядом и плакала. Оля же, подойдя к Вове, тихо проговорила:

- Теперь нас в Планетарий не пустят, а я так хотела посмотреть в Большом Звездном зале фильм "Космические столкновения".

- Как раз только на фильм и пустят, - проговорил, подошедший Вовин папа. – Ломать-то там нечего, кресла к полу прикручены.

- Космический аппарат тоже был к полу прикручен, и вон что получилось, - проговорила Татьяна Матвеевна, и Вова заметил, что она еле сдерживает улыбку.

- А уж в Лунариум, им теперь дорога на долгое время закрыта, там столько всего поломать можно, - проговорил, улыбаясь, Вовин папа.

И, не сговариваясь, все дружно засмеялись. Наверное, это не сколько от комичности представленной картины, сколько от облегчения, что все обошлось!

Как и предсказала Оля, Ваську с Петькой в Планетарий не пустили, даже на фильм. Зато Вову и его родителей, Олю и Татьяну Матвеевну пустили.

- Мам, познакомься, - взяв маму за руку, Вова подвел ее к Татьяне Матвеевне. – Это самая бесстрашная и мудрая бабушка на свете, и она наш с папой друг!

- Мы, кажется, уже знакомы, - проговорила мама, улыбаясь, припоминая недавнюю встречу в аэропорту. – Очень рада с Вами познакомиться. Вы положительно влияете на моих мужчин!

- Нет уж, дорогая моя, они и так положительные, просто Вы их увидели «новыми» глазами. Мои-то глаза старые, многое повидали, поэтому ничего не упускают. Все видят, все подмечают.

- Спасибо Вам! – улыбаясь, проговорила мама и обняла старушку. – Ну, что, пошли, посмотрим, что же тут такого интересного, о чем говорил Витя.

Вся компания посетила выставку "Космонавтом быть хочу!" Оля и Вова заполнили "заявку на полет в космос", ответили на вопросы в зоне "теоретической подготовки к полету", потренировались на "космических" тренажерах, попробовали закрутить гайки, держа ключ перчатками космонавта.

Когда вся дружная команда вышла из Планетария, то первое, что они увидели, были Васька и Петька, улыбающиеся до ушей и сразу забросавшие Олю с Вовой вопросами о том, что в Планетарии было интересного. А Папа близнецов отчаянно жестикулирую руками произнес:

- Представляете, они, видите ли, решили проверить, не проржавело ли все внутри в спускаемом аппарате корабля «Восток» и поэтому сняли стекло с иллюминатора, в который и залезли эти двое, пока работник отошел на минутку.

- Папа, папа, - захныкали близнецы. – Расскажи, а как спускались космонавты на этом аппарате, мы ведь теперь почти что космонавты и хотим все знать!

- Ну, я мало что могу сказать про это аппарат, - ответил Николай. – Может, Виктор знает?

Сразу четыре детских мордашки и четыре взрослых уставились на Вовиного папу.

- О, это история о первом полете космонавта в космос. Предлагаю пойти в кафе, заказать мороженое, и тогда я вам все расскажу.

Когда все уютно устроились в кафе - дети с упоением поедали мороженое, а взрослые пили чай с пирожным, папа продолжил:

- Сейчас Вы уже, насмотревшись множество фильмов про космос, привыкли к тому, что звездолеты легко взлетают и легко садятся прямо с планеты, а тогда, когда первый космонавт Юрий Гагарин поднялся в космос и впервые облетел вокруг нашей Земли, корабли не были способны даже к тому, что бы космонавт мог приземлиться в спускаемом аппарате, который инженеры тогда ласково называли Шарик. Космонавт должен был перед самой землей катапультироваться, чтобы спасти себе жизнь.

- О, да, да, мы знаем, что это такое, - закивали головами Вася с Петей. – Это, когда кресло вместе с пилотом выстреливает вверх. На самолетах это тоже есть!

- Совершенно верно, - продолжил Вовин папа. - Но представьте, вы летите с большой скоростью совершенно одни в космосе, и ощущаете себя так, как будто на вас навалилась куча мала из десяти взрослых людей. Что вы при этом почувствуете? Дышать тяжело, аппарат крутит, вертит, в иллюминатор видно жуткое пламя от трения аппарата об атмосферу, а вам надо выпрыгнуть наружу вместе с креслом! Страшно?

Все притихли, задумавшись, но тут чуть слышно прошептал Васька:

- А я бы попробовал, - а потом уже громче. - А Вы, Татьяна Васильевна, решились бы?

Старушка задумалась на минуту, а потом сказала:

- Конечно, решилась бы, ведь это нужно было для страны, для всего нашего народа, для всей планеты. Ради всего этого, хоть и жутко страшно, но решилась бы.

- Тогда, и я решился бы, - произнес воодушевленно Петя.

- И я! – отозвалась Оля.

- И я, - произнес Вова, жутко гордясь своими друзьями. – Мам, а ты бы решилась?

- Нет, уж, вы, когда в космосе налетаетесь, жутко проголодаетесь, совершая подвиги ради страны, а кто вас кормить будет? Кто встретит вас на земле? Кто окажет вам помощь? А вот это и буду я, чем не подвиг?

- Да, есть очень захочется. Я, наверное, корову съем, - заулыбался Васька.

- А я съем слона, - закричал довольный Петька.

- А я бы после полета поел маминого борща, проговорил Вовин папа и посмотрел на Вовину маму.

Мама заулыбалась и сказала, что завтра ждет папу на обед. Она приготовит борщ.

 

Вот так Вова и оказался в этот день самым счастливым человеком, потому что папа и мама, наконец-то, помирились, и теперь они будут жить вместе, дружной семьей, и будут вместе встречаться и проводить праздники со своими новыми друзьями, которых Вове подарил волшебный трамвай!

Глава 4.

Как спасти друга из под домашнего ареста.

- Вова, Виктор, идите кушать, а то все остывает, - мама уже в который раз зазывала Вову с папой, расписывая во всех красках, что вкусненького их ждет на кухне.

Но как можно было думать о еде, когда решались судьбы Вовиных друзей - Васьки и Петьки. Вова с папой, прижавшись лбами и сидя на полу, мастерили то, что должно, по их мнению, помочь освободить Васю и Петю из под домашнего ареста.

После похода в планетарий и триумфального выступления близнецов внутри спускаемого аппарата «Восток» на площадке перед планетарием, папа Васи и Пети, по словам Васьки, показал им «кузькину мать» и посадил обоих «космических путешественников» под домашний арест на целый год.

- Пап, это ведь совершенно не педагогично посадить под арест на целый год! Целый год не общаться с друзьями и даже не говорить с ними по телефону! Это же не правильно? – Вова пристально посмотрел на папу, ища поддержки.

- А что делать, если эти сорванцы живут в своем выдуманном мире и не хотят подчиняться правилам? – пожал плечами папа. – Это еще что. Я помню в детстве, когда нам с Санькой было по девять лет, и мы решили стать известными путешественниками и отправится в кругосветное плавание, твой дед так отходил меня по попе ремнем, что я не только никуда не уплыл, но потом несколько дней не мог сидеть, а только стоял или ходил.

- Деда Яша? Тебя? По попе? Круто! – Вовка удивленно округлил глаза и законючил, дергая отца за рукав. – Пап, расскажи!

- О, я в детстве был тихим мальчиком, со мной не было проблем, пока в наш дом не переехала новая семья с маленькими детьми. Тогда я и познакомился с Сашей, с моим лучшим другом. Вот Саня был звездой! Это он придумал отправиться в кругосветное плавание, уж больно ему хотелось увидеть императорских пингвинов. Он так интересно о них рассказывал, что и я решился отправиться с ним и посмотреть на этих пингвинов. Мы разработали план, вернее Санька разработал, но зато я нашел карту Антарктиды! Мы ходили в библиотеку и разузнали, где живут императорские пингвины, что они едят и как до них можно добраться.

- Пап, а где живут императорские пингвины? – Вова восхищенно взирал на папу.

- В Антарктиде и на прилегающих к континенту островах! Не путай с Арктикой, Арктика находится на Северном полюсе, а Антарктида на Южном.

- А почему вам с Санькой так уж понравились именно императорские пингвины? Они какие-то особенные?

- А вот, ответь мне, сын, пингвины - это животные или птицы?

- Ты, что, пап! Конечно, животные! – весело ответил Вовка. - Они же живут на суше и не умеют летать.

- А вот и нет! Это морские птицы, но которые хорошо и плавают, и ныряют и даже немного умеют летать.

- Да, ты что, как это? Пингвины не умеют летать! – Вова даже зажмурил глаза и затряс головой в знак протеста.

- Дело в том, что пингвины любят быстро плавать и развивают в воде скорость до десяти километров в час, а то и выше. И двигаясь на такой скорости, они на короткое время выпрыгивают из воды, чтобы уменьшить сопротивление течения, прямо как дельфины. И еще именно императорские пингвины способны задерживаться под водой на целых 18 минут и нырять на глубину более чем 530 метров.

- Теперь, папа, я понимаю, почему вы с дядей Сашей хотели отправиться в Антарктиду, - проговорил Вова, забивая рот картофельным пюре. - Надо рассказать Ваське с Петькой! Это им очень понравится.

- Ты даже не думай, - испуганно произнес папа, а потом заулыбался. - А то эти сорванцы передергают хвосты всем пингвинам и они все вместе сбегут куда-нибудь, где их будет нелегко найти!

Посерьезнев, папа добавил:

- Ты же понимаешь, Вов, этим ребятам только дай повод, они сразу придумают, как сбежать из под домашнего ареста и отправятся прямиком на Южный полюс! Вот тогда только метод деда Яши и поможет.

- Нет, я не хочу, чтобы мои друзья пострадали, но я по ним очень соскучился и хочу их увидеть и с ними поговорить.

- Ну, если мы все правильно сделали, как нам посоветовала Татьяна Матвеевна, то, значит, сегодня ты пообщаешься с Васькой и Петькой, и это будет безопасно для них.

- Пап, но ведь это просто пластиковые стаканчики! Как при помощи двух стаканчиков для воды и лески мы сможем поговорить с близнецами, они ведь живут на четвертом этаже?

- Как доставить до них это устройство, это уже твое дело, а дальше будет работать физика! – важно проговорил папа.

- Физика – это как? Пап, ты забываешь, что мне всего шесть лет, и я не знаю, что такое физика! – Вова шутливо толкнул папу кулачком в бок.

- Ладно, объясняю для тех, кому шесть лет. Все очень просто, мы взяли два пластиковых стакана, проделали в обоих на дне дырку, просунули в обе дырки разные концы лески. Так?

- Так!

- У нас получилось простейшее переговорное устройство! Васька или Петька на балконе будут говорить в стаканчик, а ты, стоя под балконом, будешь слушать! И наоборот, ты говоришь, друзья твои слушают. Можно даже шептать, все равно вы услышите друг друга, а ни родители, ни соседи ничего не услышат. Главное, чтобы леска была натянута, и не касалась никаких предметов, в том числе и ваших пальцев. Получается, что стаканчики выполняют в нашем самодельном телефоне роль одновременно и микрофона, и динамика, а леска служит телефонным проводом, по которой звук вашего голоса проходит в виде продольных звуковых волн. Теперь понятно?

- Это и есть физика? Здорово! Пап, так я побежал? Я так соскучился по Ваське и Петьке!

- А ты подумал, как доставишь им это устройство? – спросил папа, потянувшись уже за третьим куском яблочного пирога.

- Так, Оля может передать, правда, ее тоже к телефону не зовут, хотя она не под домашним арестом. - Может Татьяна Матвеевна поможет? – решила тоже внести свою лепту мама.

- А вот это уже правильное решение, кто-то инструкции должен же передать этим сорванцам, - улыбаясь, проговорил папа, с благодарностью посмотрев на маму.

- Спасибо, пап, за помощь! Может, мы потом с тобой еще что-нибудь смастерим? – вдохновлено проговорил Вова.

- Обязательно, - ответил довольный папа, подумав, что Вовка у него очень смышленый, а значит, нужно порыться в книгах или в интернете и обязательно что-нибудь эдакое вместе смастерить!

Вова пил чай у Татьяны Матвеевны, в захлеб рассказывая, как он соскучился по Ваське с Петькой, а заодно и про пингвинов, и про Антарктиду. Он горячо поблагодарил Татьяну Матвеевну за то, что та согласилась помочь передать заговорщикам переговорное устройство:

- Спасибо, Татьяна Матвеевна, Вы самый, самый настоящий наш друг!

- Кушай, кушай, – старушка присела напротив Вовы и, улыбаясь, придвинула к Вове тарелку с только что испеченными горячими оладушками.

- Ой, я сейчас лопну, я же недавно кушал дома. Но если честно, оладушки такие вкусные, что и лопнуть не жалко! – Вова старательно обмакнул оладушек в сгущенное молоко и, блаженно улыбаясь, положил его целиком в рот.

- Ну, хорошо, передам я ваше устройство мальчикам, а дальше что? – задумчиво произнесла старушка.

- Как, что? Это же Васька! Он обязательно что-нибудь придумает!

- Приятно наблюдать такую веру в друзей, - Татьяна Матвеевна улыбнулась и погладила Вову по голове. - Сдается мне, что ваша дружба теперь на долгие годы. Хорошо, когда есть настоящие друзья, которые всегда придут на помощь, и на которых можно положиться!

- Да, мне так повезло, что у меня есть Васька с Петькой, а еще, что у нас есть Вы! – произнес торжественно Вова. – Правда, я не такой сообразительный, как близнецы, они то, уж, такое бы придумали, что ух!

- Ладно, пока ты не лопнул, давай собираться в дорогу, только сначала я позвоню родителям близнецов и предупрежу их о своем визите.

И вот, Вовка, по его мнению, уже целую кучу минут стоит под балконом друзей, задрав голову к верху, а Петька с Васькой все не выходят на связь. Но вот показалась чья-то голова. Не понятно было, Васька это был или Петька. Но когда стаканчик оказался в Вовиных руках и Вова приставил его к уху, услышал он именно Васькин голос:

- Вова! Ура! Я так рад тебя увидеть и услышать! Там Татьяна Матвеевна отвлекает папу с мамой рассказами о боевых подвигах! Классная она бабулька! А еще, она им читает лекцию, как надо детей правильно воспитывать, и что родители должны больше времени с детьми проводить, вместе что-то мастерить, играть. Она им говорит, что таким образом связь налаживается между родителями и детьми.

- Вась, я тоже по тебе соскучился, и по Петьке тоже! – обрадовано зашептал Вова в стаканчик. – Классное мы с папой переговорное устройство смастерили?

- Да, тебе так с папой повезло! Он тебя и не наказывает, и вон, какое устройство вы вместе сделали! А мой папа только ругается и попы нам с Петькой хлещет. Совершенно не пе-да-гогично, вот!

- Ой, Васька. Я тебя сейчас все новости расскажу, а еще…, - тут Вова вспомнил, что обещал папе не рассказывать близнецам про Антарктиду и пингвинов. – В общем, слушай новости.

И Вова стал перечислять все, что он делал за то время, что не виделся с друзьями, а еще про то, что в разработке плана по вызволению Васи и Пети из плена участвовали Татьяна Матвеевна, Вовин папа и даже Вовина мама!

- В общем, Вася, жду от тебя какой-нибудь идеи, как вас вызволить. Теперь мы вместе. А значит, мы – сила!

- Ну, первое, что я могу придумать, что может подействовать на нашу маму, что ты заболел какой-нибудь страшной болезнью! Тогда мама тебя пожалеет и скажет папе, что тебя надо навестить, а когда мы придем к тебе, ты расскажешь жалобную историю, как ты так по нам скучал, что даже заболел и попросишь нас приходить к тебе по чаще, чтобы ты был всегда здоров. Ну, как тебе план?

- План то здоровский, только папа с мамой не согласятся обманывать твоих родителей. Одно дело переговорное устройство вместе смастерить, а другое - солгать! Нет, папа у меня очень хороший, он врать не сможет! – Вова произнес эти слова с одновременной грустью и гордостью, что у него такой папа.

- Вовка, ты нам друг? – произнес Васька каким-то изменившимся голосом.

- Конечно, друг! Ты почему спрашиваешь? – удивился Вова.

- А раз друг, - торжественно произнес Васька. - То должен взять огонь на себя и, не говоря о нашем плане своим родителям, притвориться больным. Болезнь только вот надо какую-нибудь придумать, только не заразную, а то родители нас не поведут к тебе.

Сначала Вова решил отказаться от Васькиного предложения - это же не хорошо обманывать родителей, но ведь ему так всегда хотелось хоть раз поучаствовать в приключениях близнецов, и он решил согласиться. А как только папа Васи и Пети разрешит приходить близнецам к Вове, все рассказать своим родителям и попросить у них прощения.

- Я согласен, только какой болезнью я должен заболеть, и как я узнаю, как выглядит эта болезнь? Я же не доктор!

- Вов, ну, ты меня просто удивляешь! – засмеялся Васька. - Ты что телевизор не смотришь? А, ладно. Дождись Татьяну Матвеевну и тихонько порасспроси ее. Только не проговорись, а то план наш рухнет. Все пока, мама зовет прощаться с Татьяной Матвеевной.

Вова дождался, когда старушка выйдет из подъезда и подбежал к ней. Но то, что он услышал из ее уст, его просто поразило:

- Это же надо, я и так и эдак, не слушает меня Николай, не хочет понять, что с детьми надо дружить, чтобы они не на улице утешения искали, а дома, в кругу семьи. Так с этими озорниками нельзя, только хуже будет. Нужен серьезный план, давай Вовочка, рассказывай, что вы так с друзьями напридумывали?

- Да, ничего такого мы не придумали, ну, это…, ничего такого, - Вова стушевался, ведь и правду он рассказать не мог, и лгать бабуле ему совесть тоже не позволяла.

- Вижу же, что план «Барбаросса» у вас уже есть, своими старыми косточками чувствую, а раз ты ничего не рассказываешь, значит, план не совсем законный. Ну, во что тебя близнецы втравили? Обещаю, не при каких обстоятельствах никому не рассказывать. Слушаю, - и Татьяна Матвеевна, остановившись, так пристально посмотрела на Вову, что Вова сдался и рассказал про свою роль больного.

- Конечно, уши бы вам открутить за такое, но детей-то как-то надо выручать, а значит, будем ваш план в жизнь претворять. А по поводу болезни не беспокойся, я такие болезни на своем веку повидала, что Николай с близнецами как миленькие прибегут. Пошли. Надо же, меня не слушать!

И Татьяна Матвеевна, до сих пор медленно идущая, степенно опираясь на клюшечку, вдруг так ускорила свой шаг, что Вове пришлось поднапрячься, чтобы успевать за ней.

- А что это за такой план «Барбаросса», Татьяна Матвеевна?

- Ну, в преддверии Великой Отечественной войны такой план разработала Германия, что бы захватить нашу страну. Планом предусматривался молниеносный разгром основных наших сил и захват Москвы и других наших городов. Только у них ничего не вышло. План хоть и грандиозный они разработали, да не учли многих особенностей, как нашего характера, так и погодных условий и протяженности нашей территории. Победа оказалась за нами. Поэтому, Вова, нам надо проработать все детали, чтобы у нас все получилось!

- Про план я все понял, а вот про наш характер не совсем, - Вове так хотелось услышать очередную историю Татьяны Матвеевны.

- Мы умеем сплачиваться перед лицом опасности и выстоять любой ценой, вынеся все тягости и лишения ради большой цели.

- Ух, ты, здорово! А мы с Васькой и Петькой такие?

- А как же! Обязательно такие!

Вова не находил себе места. Он уже пожалел, что повелся на выдумки близнецов, и теперь ему предстоит обмануть маму и папу, притворившись больным, чтобы помочь вызволить друзей из под «домашнего ареста». Папа Пети и Васи за происшествие в Планетарии запретил близнецам выходить из дома и общаться с кем бы то ни было целый год!

- Как могут родители не понимать детей! – думал Вова. - Васька с Петькой просто очень любознательные и большие выдумщики. Может, они вырастут и придумают что-нибудь эдакое, что перевернет весь мир. Например, они изобретут супер топливо и супер двигатель, при помощи которых человек может слетать на Луну или Марс за какие-нибудь 3-4 часа. А может, вообще, изобретут устройства в виде кабинки. Входишь в нее – и уже на Марсе.

Вова очень-очень верил в своих друзей, и пусть ему было еще всего лишь 6 лет, 7 лет ему исполнится через полторы недели, он понимал, что все великие изобретатели с детства должны быть страшными выдумщиками, а иначе как? А еще Вову очень притягивал Марс. Вовин папа рассказывал про Марс такие истории, что Вовка себя уже видел космонавтом, летящим на космическом корабле, придуманном Васькой и Петькой. И они – все трое первыми ступают на Марс!

- Вот бы увидеть, правда ли, что там вся земля красная? Пап! – Вова побежал на кухню, где папа чинил утюг, который мама недавно сожгла. - Расскажи еще раз, почему Марс называют «Красной планетой»?

- Вов, я же тебе рассказывал! Ты что забыл?

- Нет, я забыл только слово, ну, ма, ма…?

- Маггемит – магнитная окись железа, - улыбнувшись, не поднимая головы от сломанного утюга, проговорил папа.

- Значит, весь Марс покрыт этим маггемитом?

- Да, вся поверхность Марса покрыта красным песком, содержащим маггемит. Хотя в отличие от земного песочек-то марсианский магнитен. Если зачерпнуть его в твою ладошку и провести ею рядом с пуговицами на твоей новой рубашке, то они начнут к твоей ладошке притягиваться! Именно оксид железа – частички руды, покрывающей всю поверхность Марса, и делают его красным.

- Пап, а кровь у нас красная тоже поэтому? Кровь тоже может пуговицы притягивать?

- Нет, - улыбнулся папа. – Кровь наша пуговицы не притягивает, но красная она по схожей причине - ввиду присутствия достаточного количества оксида железа, который окрашивает гемоглобин крови в красный цвет.

- А что такое гемоглобин? – совсем запутался Вова. – Что-то глобальное?

- Глобальное, глобальное! – засмеялся папа и, наконец-то отложил утюг в сторону и протянул руки к Вове.

Вовка мгновенно забрался к папе на колени и прижался к нему, понимая, что папа сейчас расскажет какую-нибудь интересную историю про этот самый гемоглобин.

- Вов, а ну-ка вдохни поглубже и задержи дыхание на сколько сможешь. Слышишь, как сердечно стучит? А как все пульсирует в твоих венах и голова как будто становится более тяжелой? Это клетки твоего мозга просят: «Дайте подышать кислородом!». Кровь бежит по твоим венам и несет сердцу, голове и всем твоим органам кислород, который ты вдыхаешь через легкие, а помогает переносить частички кислорода по крови именно гемоглобин. Это очень умный житель в нашей крови - железосодержащий белок, способный своими маленькими ручками хватать частички кислорода и переносить их по кровеносным сосудам к тканям нашего организма.

- Пап, этот гемоглобин такой же труженик, как ты! Правда?

- Ну, не знаю. А как там твои Васька с Петькой?

- Пап, плохо, дядя Коля их не выпускает из дома даже во двор погулять, они под домашним арестом на веки вечные! Пап, а скажи мне, на что бы ты пошел ради друзей? Все-все бы сделал? - Вова даже отодвинулся, чтобы заглянуть папе в глаза.

- Когда я был в твоем возрасте, я был готов на все ради друга, но сейчас я понимаю, когда стал большим, что надо смотреть на ситуацию в целом. Если бы я в Антарктиду убежал, чтобы с мамой стало, а с бабушкой? И вряд ли мы выжить там смогли бы, мы же совсем дети были, знаний у нас было маловато для такого сурового края.

- Пап, а если я сделаю что-нибудь такое ради друга, что тебе не очень понравится, ты сильно расстроишься?

- Вов, у нас с тобой отношения не такие как у близнецов с их родителями. Мы с тобой друг друга понимаем, разговариваем, делимся самым-самым, а значит, ты мне можешь во всем довериться. Чувствую, что-то назревает. У вас есть план, как Ваську с Петькой вызволить? И он не совсем законный? И я могу расстроиться? И мама тоже?

Вова понурил голову, он не мог обманывать папу, но и Васе с Петей он хотел помочь тоже. Что делать, довериться папе или нет? А если он не поймет? Но ведь его папа самый лучший! Он такой умный и изобретательный, он может что-нибудь придумать!

- Пап, ты только не ругайся, мы придумали план, и Татьяна Матвеевна нас поддержала!

- Татьяна Матвеевна поддержала план? – удивился папа. - Вот ведь, девяносто с хвостиком, а как шустра!

- Мы решили, что я изображу болезнь, и папа близнецов смягчится и разрешит ребятам прийти меня навестить, - оживился Вова.

- И ты хотел притвориться больным передо мной и мамой? То есть, нас обмануть? И не можешь на это решиться, т.к. не хочешь нас расстраивать?

- Да, - Вова опустил голову и даже захлюпал носом.

- Ну, ты – молодец, что мне доверился. Обманывать Николая не хорошо, но, а что если мы просто сыграем в игру? А потом расскажем все Николаю, когда он совсем смягчиться!

***

И вот все на местах! Сегодня день, когда Вова и папа, и Татьяна Матвеевна, и даже Вовина мама, ну, и конечно, предупрежденные близнецы, будут внедрять их общий масштабный план в жизнь!

Первой свою роль исполнила мама Вовы, она позвонила маме близнецов и начала охать и ахать, рассказывая, как Вова расстроился, что не может видеть своих друзей, что даже заболел такой страшной болезнью. У него и тошнота, и рвота, он очень бледный, весь в поту и на свет не может смотреть.

Мама близнецов не могла без папиного согласия что-то решить. И поэтому в бой вступила Татьяна Матвеевна. Она пошла к близнецам в гости, и уже к вечеру позвонил сам Николай и подтвердил, что разрешает Васе и Пете навестить Вову, и что он сам придет тоже навестить больного.

- Ура, - ликовал Вова.

- Рано радуешься, - проговорила мама. – Тебе еще надо роль сыграть, а ты у нас очень честный. Справишься ли?

- Ради Васьки и Петьки смогу, справлюсь! – радостно закричал Вова.

Когда пришли долгожданные гости, Вова лежал в постели и на вид был совсем плох (они долго репетировали с Татьяной Матвеевной, пока та не сказала, что Вова достоин великой сцены). Васька с Петькой, помня о своих ролях, подбежали к кровати, где лежал Вова, и запричитали:

- Вовка, что с тобой! Только не умирай, - громче всех кричал Васька. Ты что это надумал? Ну и что, что ты нас уже месяц не видел, но умирать-то не зачем?

- Мы обещаем, что будем к тебе приходить каждый день, и ты обязательно поправишься! Правда, пап, - обратился к Николаю Петька.

Николай подошел к кровати больного и, пристально посмотрев на Вову, спросил:

- Совсем плохо, малец?

- Плохо, дядя Коля.

- Ладно, разрешаю этим сорванцам к тебе приходить, только ты их чему-нибудь хорошему научи, ты же мальчик воспитанный. Хорошо? И давай, выздоравливай!

Ура, - закричали Васька с Петькой, а Вова тоже хотел закричать, но не мог, он все еще очень переживал за своих друзей, хотя был рад, очень рад, что их план удался!

Продолжение следует...

 АВТОР: УШАКОВА ВЕРА

На портале "Есть решение" есть и другие сказки этого автора:

ЛУННАЯ ДЕВОЧКА

 

Впервые рассказ напечатан в журнале "www.Есть решение" 2014 г., январь

Нам важно Ваше мнение! Проголосуйте за статью или оставьте свой комментарий!
Портал "Есть решение"
0
1255
20

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ РУБРИКИ

Загадочные существа Млечного Пути

Загадочные существа Млечного Пути

Сказка о пятилетнем мальчике, попавшем во сне в звездный город Млечный ...

24 ступеньки. Детская сказка на ночь.

24 ступеньки. Детская сказка на ночь.

Ищите хорошую сказку, чтобы почитать ребенку на ночь? Сказка должна вос...

К теще с блинами? Юмористический рассказ.

К теще с блинами? Юмористический рассказ.

Как испечь блины мужчине на масленицу, если он хочет порадовать тещу? Ч...

"Есть решение" - есть что почитать!

"Есть решение" - есть что почитать!

Интернет-портал «Eсть решение» - это не только удобная рекламно-информа...

Лунная девочка

Лунная девочка

Хотите найти новую интересную сказку для ребенка, добрую и светлую? Чит...

Мужская смекалка. Офисные игры взрослых мужчин

Мужская смекалка. Офисные игры взрослых мужчин

Организовать детский праздник? А ведь это - реальная проблема. Я знаю че...

Все началось с волшебного трамвая!

Все началось с волшебного трамвая!

Сказка на ночь для детей от 3-х лет. "Ничего нет лучше дружбы, детской ф...

Подарок для жены. Мужская смекалка.

Подарок для жены. Мужская смекалка.

Приближался день рождения жены, и я уже был в напряжении: только бы не з...

Решение для детского развития: Тактильная книга.

Решение для детского развития: Тактильная книга.

Мастер-класс, выставка рукодельных книг, подробная видеолекция - это бы...

"Дело было летом!"

"Дело было летом!"

Дело было летом 2012 года, в ночь с 27 на 28 июня. Шли мои последние дни прибы...

Маршрутка откровений!

Маршрутка откровений!

А у меня самая обыкновенная история, но я подумала, что моя история ниче...

ВКонтакте  Facebook  Twitter  Одноклассники
Медиапроект «Есть решение» - комплексное решение для Вашего бизнеса:

дизайн-агентство «Есть решение»
онлайн-журнал «www.Есть решение»
новости, статьи-решения на все случаи жизни
реклама на портале
12+
«Есть решение» © 2013 - 2016